Владимир Ресин рассказал о строительстве жилья, дорог и храмов в столице — Российская газета

Была у нас традиция с Владимиром Ресиным еще со времен, когда он возглавлял столичный стройкомплекс и был первым заместителем мэра Москвы. Раз в году мы проводили “Деловой завтрак” не в редакции, как обычно, а выездной – Ресин показывал нам, что нового появилось в городе. Так мы побывали во дворце царя Алексея Михайловича в Коломенском, возрожденном храме Христа Спасителя, Новодевичьем монастыре, когда там только начиналась реставрация.

Пандемия заставила это правило изменить – мы предложили провести встречу в ZOOM. Владимир Иосифович в канун своего 85-летия такой формат воспринял как должное, оказывается, и сам сейчас чуть не каждый день проводит видеоконференции с настоятелями строящихся церквей и их подрядчиками. По субботам же, если ситуация позволяет, как в былые времена, выезжает на стройплощадки – чтобы увидеть ситуацию своими глазами. Программу строительства православных храмов в Москве, он уже десять лет как депутат Госдумы, продолжает курировать в роли еще и советника мэра города. О том, как она выполняется, как, на взгляд Ресина, строится и развивается столица, и пошел разговор с журналистами.

20-этажный дом за 20 дней – не фантастика

Владимир Иосифович! Вы строили Москву почти полвека – в разных должностях, от простого инженера до мэра. Что скажете сейчас, наблюдая, как столица продолжает строиться, развиваться? Какие наиболее значимые изменения в жизни города произошли?

Владимир Ресин: На мой взгляд, Сергею Семеновичу Собянину с его командой за две пятилетки – с 2010 по 2020 год – удалось решить главную проблему – он сделал Москву комфортной для жизни и для работы. Городом, посмотреть который ринулись туристы со всего мира. У нас была задача создать для этого фундамент – не мы выбираем время, а время выбирает нас. Тогда на первом месте было строительство жилья – за 23 года, что я возглавлял стройкомплекс города, его построено более 90 миллионов квадратных метров. Вспомним, например, 1988 год. Тяжелейший, с пустыми прилавками, а мы ввели в строй 3,4 миллиона “квадратов”. В переломном 1992-м – уже 3,8 миллиона. Позже было и по 5, и 7 миллионов…

Собянин сейчас тоже занимается жильем. По одной программе реновации уже 33 тысячи москвичей справили новоселье. Тем не менее квартирный вопрос для многих москвичей по-прежнему не решен. Да и обеспеченность их жильем в среднем намного меньше, чем в других столицах – всего 21 квадратный метр на человека, в то время как в Нью-Йорке приходится по 70 “квадратов” на душу населения, в Париже – по 40. Как вы думаете, почему?

Владимир Ресин: А сколько лет эти страны занимаются жильем? Двести, триста, а мы? Лет 50, если считать со времен Хрущёва, принявшего постановление об индустриальном жилищном строительстве в Москве. К тому же средние цифры обеспеченности жильем в той же Америке еще мало о чем говорят. Как и во Франции. У богатых – особняки по 1000 квадратных метров, а у бездомных – ничего нет. У обыкновенных же американцев сейчас самый большой дефицит – квартиры-студии по 18 “квадратов”, в которых живут студенты, одинокие люди, молодые семьи.

Причем Россия эти стандарты давно прошла. Нам их, как некий свежий тренд, то и дело снова пытаются навязать застройщики. Сегодня самым востребованным типом квартир в Москве в комфорт-классе оказались однушки средней площадью 39,5 кв. Уже меньше привлекают даже молодых квартиры предельной минимальной площади – у нашего народа сохраняется запрос на рациональный подход в оценке своих затрат на приобретение жилья, его отделку и качество дальнейшего проживания.

Квартиры минимального размера в 20-25 кв. м, которые три-четыре года назад навязывались застройщиками как молодежный сегмент, уже не так привлекают людей. Сейчас практически все застройщики ориентируются под спрос квартир стандартных площадей от 33-35 кв. м.

Если говорить о минимальной однушке в домах, которые возводят по программе реновации в Москве, то это от 39,5 квадрата и выше.

Марат Хуснуллин, ваш преемник на посту главы стройкомплекса Москвы и нынешний вице-премьер России, сделал ставку на льготную ипотеку. Когда ее запустили под 6,5 процента, спрос на жилье в стране вырос в полтора раза. Вы же, когда вопрос о такой программе только обсуждался, предлагали сделать ипотеку даже под 5 процентов…

Владимир Ресин: Я и сейчас стою на той же позиции – надо еще снизить. Хуснуллин с его характером, напористостью, молодец, что льготная ипотека все-таки появилась, несмотря на то, чтобы были у нее и противники. Результаты налицо – строительство жилья увеличилось. Причем не за бюджетные деньги, а на инвестиции самого населения. Чем дешевле ипотека, тем больше людей могут позволить себе построить квартиру. От этого же зависит, будет ли выполнена задача, которую поставил президент – строить в России по 120 миллионов квадратных метров жилья в год. Но надо обязательно смотреть, как массовый спрос сказывается на ценах. Может получиться, что они вырастут, и новостройки снова будут людям не по карману.

Недавно “РГ” рассказала, что в Свиблове строится первый в России коливинг – 53-этажный небоскреб. Современный аналог Дома Наркомфина – с общими прачечными, спортзалом, коворкингом, кафе… Сама идея интересная, но нужны ли Москве небоскребы? При том, что у нас еще столько свободных территорий – и в промзонах, и в Новой Москве?

Владимир Ресин: Сколько бы ни было земли в столице, она очень дорогая, на вес золота. Да и как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Лично мне нравится жить поближе к земле, а молодежь, наоборот, любит селиться повыше. Главное, что в Москве сейчас ни один дом нигде не вырастет сам по себе. Высота застройки в каждом районе четко расписана в Генеральном плане развития города. К тому же любая стройка в Москве теперь начинается только после обсуждения проекта с москвичами в ходе общественных слушаний. Так что серьезных перекосов быть не может – ни возле Красной площади, ни на Шелепихе никому не удастся построить Сити при всем желании.

За 23 года, что я возглавлял стройкомплекс города, в Москве построено более 90 миллионов квадратных метров жилья 

С экономикой застройки действительно надо считаться, иначе разоришься, даже если ты миллиардер. Но важно и не нарушить комфортность проживания в данном районе. Поэтому в Москве приняты градостроительные нормативы и порядок внесения изменений в Правила землепользования и застройки. Для каждого земельного участка установлен расчетный показатель – плотность застройки. Например, строить на гектаре не более 25 тысяч квадратных метров площадей. Нарушать их никому не дозволено.

Столичные власти сообщили, что в рамках реновации будет построено примерно 30 процентов типовых домов. Это что, новые спальные районы на одно лицо появятся?

Владимир Ресин: Этого в принципе произойти не может. Дело в том, что все домостроительные комбинаты Москвы реорганизованы за последние годы так, чтобы дома, которые они выпускают, внутри были индустриальными, а снаружи у каждого из них был свой облик.

Говорят, в Новой Москве создается технополис крупномодульного домостроения. Он будет выпускать 20-этажные дома, которые можно поставить за 20 дней. За таким строительством будущее?

Владимир Ресин: Я видел это производство – там на заводе делается групногабаритный модуль – квартира, каждая со своей планировкой и отделкой практически “под ключ”. Из этих модулей мгновенно комплектуется этаж. Когда до этого, еще в Госдуме на экспертном совете, смотрел проект, думал, ну как это взять и перевезти из цеха на стройплощадку такой модуль, да еще в условиях огромного мегаполиса? Это не отдельная панель или сантехнический блок! Оказывается, очень просто – есть специальные краны, специальные машины, целая индустрия… Наши дороги это спокойно позволяют сделать. Все уже проверено на практике. Темпы строительства определяют всю экономику! И действительно, чем быстрее мы будем строить, тем дешевле это будет стоить. Строят же китайцы высотки за год индустриальным способом. Да у нас и свой опыт есть. Всему свое время! Если бы не блочные пятиэтажки, разве мы расселили бы так быстро подвалы, коммуналки, бараки?

Проблемой обманутых дольщиков вы занимались еще в Москве, есть они и сейчас. Переход на эскроу-счета решит ее наконец?

Владимир Ресин: Обманутые дольщики появились тогда, когда дома для них строились не по закону, а можно сказать, по понятиям. Сейчас вся законодательная база разработана. А главное, законы работают. Взять хотя бы СУ-155 – самую крупную в Москве организацию, оставившую не только Москве, но и Подмосковью больше всех обманутых дольщиков. Все ее дома достроены и люди, вложившие в стройку деньги, жильем обеспечены. Очень большая работа проведена и в других регионах России. Оставшиеся объемы расписаны на 2021-2022 годы и совсем немного на 2023-й. Говорю об этом с уверенностью, потому что в Госдуме возглавляю экспертный совет по строительству и проблемам обманутых дольщиков.

Значит, после 2023 года обманутых дольщиков в России больше не будет?

Владимир Ресин: Не хочу повторять ошибки политбюро ЦК КПСС, обещавшего, что к 1980 году каждая семья будет иметь отдельную квартиру. Мало ли что в жизни случится? Вот пандемия пришла, кто ее ждал? Но цель стоит – помочь всем обманутым дольщикам, средства для этого выделены, работа идет. Главное – создана система и законодательная база, чтобы обеспечить обманутых дольщиков долгожданными квартирами или адекватными денежными компенсациями. Я знаю, что окончательное решение этой проблемы один из основных приоритетов правительства страны.

Российские стройки столкнулись во время коронавирусной инфекции с острым дефицитом кадров: мигранты уехали, а своих строителей нет. Что делать?

Владимир Ресин: В советские времена Москва решала эту проблему за счет набора людей по лимиту со всей страны, которые с годами становились москвичами. Потом стали приглашать мигрантов и зарубежные фирмы… Я считаю, что минстрою надо создавать свою систему подготовки кадров, подчеркну – высококвалифицированных кадров, и Марат Хуснуллин это поддерживает. Именно так сегодня стоит задача. Я приветствую крупные строительные компании, которые подключаются к подготовке нужных им специалистов еще во время их учебы в вузах. Например, Capital Group более двух лет назад заключила соглашение на этот счет с Российским экономическим университетом имени Плеханова. А недавно и с НИУ МГСУ. Нужно создавать техникумы, колледжи. Вещь затратная, но необходимая для создания рабочих мест россиянам, которые пойдут в строительные профессии, если будут уверены в своей востребованности. Это тоже инвестиционный проект, только инвестиции в человеческий капитал! И мы без этого не выиграем в сегодняшней экономической ситуации.

Дороги, дороги

Москва поставила еще один рекорд – построила больше 1000 километров новых дорог. Машин же в городе стало в итоге еще больше. Верна ли стратегия городских властей в таком случае? Получается, одна проблема порождает другую.

Владимир Ресин: Заслуга правительства Москвы, на мой взгляд, состоит в том, что оно не просто развивает дорожную сеть, а комплексно решает транспортную проблему города. Таких темпов, какими сейчас идет строительство метро, столица не знала даже при Советском Союзе: сдается порой почти по два десятка новых станций в год! Если бы не это, Москва давно бы безнадежно встала в пробках, а она едет. И даже по европейским меркам находится сейчас по этой части среди более-менее благополучных городов. Не случайно за прошлый год, например, москвичи купили машин на 11 процентов меньше, чем годом раньше. Многие предпочитают лучше пользоваться общественным транспортом – его парк тоже заметно изменился – по улицам ходят самые новые автобусы и электробусы, а под землей – самые современные метропоезда.

Севастополь. Владимир Ресин не случайно на подводной лодке – он строил жилье для моряков. Фото: пресс-служба Стройкомплекса Москвы

Порой можно услышать, что строительство Третьего транспортного кольца, проложенного при вас, было ошибкой. Эксперты утверждают, что такие автобаны должны проходить не по застроенным жилым районам, а по промзонам и коридорам, свободным от домов. Сейчас, спустя 20 лет, вы согласны с этим?

Владимир Ресин: Категорически нет. Не представляю, чтобы было бы с движением в Москве, не появись это кольцо. Оно избавило центр Москвы от огромного транспортного потока, сняло напряжение с вылетных магистралей. Да, недостатки в его проекте есть, поэтому часть выездов сейчас переделывается, а в некоторых местах, к сожалению, просто ничего нельзя сделать.

Существует и мнение: хорошо, что не удалось построить Четвертое транспортное кольцо. А вы как думаете?

Владимир Ресин: Часть кольца построена, а большую часть заменили строящиеся сейчас хорды и рокады. Согласен, что это еще лучше и более эффективно для города. Но нам с Юрием Михайловичем Лужковым такой проект был бы, что называется, не по Сеньке шапка. В бюджете Москвы, когда я сдавал дела Сергею Семеновичу Собянину, было чуть больше триллиона рублей, а сейчас – больше трех триллионов.

А вот построенный в 2010 году монорельс собираются закрыть. Вам не жаль? Такие деньги затрачены на его сооружение!

Владимир Ресин: Сейчас в районах, по которым он идет, появилось несколько новых станций метро. И монорельс стал не эффективен. Значит, действительно надо убирать. Это как если бы у человека почка начала барахлить и для того, чтобы он продолжал жить, предложили ее убрать. Жалко? Но ведь на весах его будущее качество жизни.

Большой театр, храм Христа Спасителя и другие храмы

Владимир Иосифович, за последнее десятилетие в Москве отреставрировано более полутора тысяч памятников. Но ведь и вы спасали культурное наследие города от гибели, хотя скандалов вокруг исторической застройки хватало. Вспомним хотя бы Большой театр. Вы лично занимались его реставрацией на протяжении шести лет – с 2005 по 2011 год… Уникальному зданию со 180-летней историей не только вернули былую красоту, но и увеличили его площадь почти вдвое.

Владимир Ресин: Строительство подземного этажа была мерой вынужденной. Мы сделали там уникальную подземную сцену – трансформер с концертно-репетиционным залом, так как земля была уже вынута, под зданием был вырыт огромный котлован. Я напомню: начиналась реставрация Большого под руководством Минкультуры России, это был федеральный объект. Подключиться Москве к работам поручил президент, когда увидел, что ситуация там критическая. Я когда впервые спустился в тот котлован, будто помолодел лет на сорок. Такой бардак прежде видел только в Апатитах, когда в 1963 году работал на Всесоюзной ударной комсомольской стройке. Кругом стояла вода. Стены театра висели на домкратах. По ним шли уже трещины, еще немного, и они могли рухнуть. Мы в рубашке родились, что сумели вовремя перехватить инициативу и поставить стены снова на фундамент. Нельзя так рисковать историческим зданием, могли вообще потерять Большой театр.

Воссоздание храма Христа Спасителя я сравниваю с возрождением Москвы, всей России. Не было бы новой России, не было бы и храма 

Недавно вы курировали восстановление еще одного памятника – Палат Троекуровых. Расположенные во дворе Госдумы, они помнят еще Петра Первого. Чудом уцелели при советской власти, а с 90-х годов прошлого века не использовались и были на грани исчезновения. Работы закончены? Кто там будет работать?

Владимир Ресин: Реставрация полностью завершена, здание стало частью парламентского квартала. Получилось очень красиво. Закончится пандемия – приглашу вас посмотреть, как строили в шестнадцатом веке. Работать же там будут два комитета Госдумы – по международным делам и делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками.

В вашей жизни была еще одна уникальная стройка – возрождение храма Христа Спасителя. Лично для вас что она значила?

Владимир Ресин: Воссоздание храма Христа Спасителя я сравниваю с возрождением Москвы, всей России. Не было бы новой России, не было бы и храма. А когда его построили, задумался о своем крещении, а потом и принял его.

Вы возглавляете программу возведения храмов по всей Москве. Продвигается?

Владимир Ресин: В строительстве для меня это теперь основная работа. 97 храмов построено, в работе еще 280. В год вводим примерно по 10, а в прошлом году удалось даже 12. Но главное, что везде в Москве, где сейчас строятся жилье, детсады, школы, строятся и храмы. Для этого есть все. Храмостроители, подрядная, проектная структуры, организация, которая занимается строительными материалами. Застройщиком выступает сама Церковь. Строить храмы намного тяжелее, так как возводятся они на деньги прихожан, а они у людей то есть, то нет. Но Бог так распорядился, что не было случая, чтобы храм начали строить и не закончили. Все достраиваем. Достроим и храм Феодора Ушакова на восстановленном Речном вокзале, самый крупный в России деревянный храм в Люблине, большой храмовый комплекс в честь Димитрия Донского в Северном Бутове, строительство которых только началось – москвичи их ждут.

Кстати

21 февраля Владимиру Иосифовичу Ресину исполняется 85 лет. Редакция “Российской газеты” сердечно поздравляет его с юбилеем и желает хорошего здоровья, исполнения всех планов и еще много-много строек, которые порадуют москвичей и всех россиян.

.




The article from the source

Tags

Related Articles

Back to top button
Close