Иск учителей Лос-Анджелеса может создать прецедент о принудительной вакцинации на работе

Калифорнийские педагоги подали иск при поддержке Фонда защиты свободы здоровья (HFDF). В сообщении для прессы HFDF заявил, что LAUSD требует от сотрудников прививаться экспериментальными вакцинами для того, чтобы не потерять работу.

– Все вакцины COVID, доступные в США – Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson, – получили разрешение на экстренное применение (EUA) от Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), – говорится в пресс-релизе. – По собственному определению FDA, это делает вакцины «экспериментальными» до тех пор, пока FDA не выдаст им лицензию, то есть не сертифицирует.

Педагоги утверждают, что закон, дающий FDA право разрешать медпрепараты для использования в экстренных случаях, требует, чтобы потребители были проинформированы о пользе и рисках таких лекарств для принятия осознанного решения, выбора. В информационных бюллетенях, которые выпустило FDA для поставщиков всех трех вакцин от коронавируса, получивших EUA, также есть подобные пункты. Так, в них ясно сказано: потребителю должны предоставить полную информацию до введения вакцины и человек имеет право согласиться или отказаться от прививки. В иске утверждается, что медицинские эксперименты или «клинические исследования» не могут проводиться на людях без согласия человека, получающего лечение. По-английски это звучит informed consent – когда проинформированный пациент дает согласие.

При этом, говорится в иске, педагогам стали поступать приглашения от суперинтенданта и других представителей LAUSD записаться на вакцинацию. А вместо информации о вакцинах людям разослали инструкции с требованием воспользоваться приложением DailyPass, разработанным при поддержке Microsoft. Через него можно записаться на еженедельное тестирование на коронавирус на территории школы, и тогда результаты теста автоматически появятся в базе данных приложения (если тестирование проводится вне школы, то пользователь должен сам внести результаты в систему). Также нужно ежедневно заполнять данные о своем самочувствии (температура, наличие или отсутствие заболевания). Только после этого система сгенерирует уникальный QR-код для каждого пользователя, который нужно сканировать прежде, чем переступить порог школы. Штрих-код, который разработчики называют «билетом в школу», действителен один день. Тем, кто не предъявит штрих-код для сканирования, доступ в школу будет запрещен. Кроме того, через приложение можно записаться на вакцинацию, и информация о прививке тоже появится в базе данных.

Все данные, собранные приложением, будут отправляться в органы здравоохранения. Кроме того, анонимная информация, полученная с помощью DailyPass, будет использоваться для исследований экспертами Стэнфордского университета, Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Университета Джонса Хопкинса, Anthem Blue Cross, Healthnet и Cedars Sinai «для изучения проблемы и разработки стратегий» при внедрении приложения в школах в дальнейшем.

Это вообще законно?

Согласно HFDF, фундаментальное право отказа от экспериментальной процедуры уходит своими корнями в Нюрнбергский Кодекс 1947 года. Это международный документ, регулирующий принципы проведения медицинских опытов над людьми. Он был разработан и принят после Нюрнбергского процесса над врачами фашистских концентрационных лагерей.

С момента принятия Нюрнбергского Кодекса свободные страны признали, что принудительные медицинские эксперименты любого рода негуманны. Этот кодекс был позже ратифицирован Хельсинкской декларацией 1964 года, а далее кодифицирован в Кодексе федеральных правил США. «Сделав экспериментальные вакцины обязательными, LAUSD вынуждает сотрудников стать жертвой экспериментов на людях во имя обеспечения своих семей, – заявляют в HFDF. – Принудительная вакцинация не только неэтична – она нарушает фундаментальные принципы свободного общества и должна быть прекращена».

В Кодексе говорится, что добровольное согласие человека абсолютно необходимо; каждый имеет право на свободу выбора без обмана, силового давления или других скрытых форм принуждения. Кроме того, человек должен обладать достаточными знаниями, чтобы он смог принять осознанное решение. То есть людям должны сообщить все данные о характере и продолжительности медицинского эксперимента, методе и средствах его проведения, все разумно ожидаемые неудобства и риски, а также последствия для здоровья человека, которые могут возникнуть в результате его участия в эксперименте. В данном случае информация о вакцинах и методах исследования, а также побочных эффектах действительно находится в свободном доступе. Но так как обычно процесс разработки вакцины занимает несколько лет, среднесрочные или долгосрочные эффекты от новых прививок пока неизвестны, поэтому решение каждый человек должен принимать сам, взвешивая все факторы «за» и «против».

– Федеральный закон запрещает работодателям и другим лицам требовать вакцинацию препаратами, используемыми в рамках EUA. Хотя организации, безусловно, имеют право свободно поощрять людей привиться, федеральный закон предусматривает, что, по крайней мере до тех пор, пока вакцина не будет лицензирована, люди должны иметь возможность согласиться или отказаться, – поясняет Аарон Сири, управляющий партнер юридической фирмы Siri & Glimstad LLP.

FDA выдало разрешения на экстренное использование вакцин против COVID-19 на основании известных данных о том, что их эффективность и польза перевешивают потенциально возможные риски. «Запрос на получение EUA на вакцину может быть подан в FDA на основе промежуточного анализа клинического исследования», – говорится на сайте FDA. Что, собственно, и было сделано. Однако, как мы уже писали, клинические испытания все еще продолжаются. Именно по их окончательным результатам FDA будет решать, лицензировать ли эти вакцины. На сайте четко указано, что каждая вакцина против COVID-19 является «исследуемой, не одобренной или лицензированной FDA, но разрешенной для использования в экстренных случаях».

Любопытно, что исполнительный секретарь Консультативного комитета по практике иммунизации Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) Аманда Кон ранее заявляла, что вакцины, получившие EUA, по определению не могут быть обязательными. Кон позже пояснила, что это касается любых организаций, включая госпитали. Это же утверждение содержится на сайте CDC. В информационных листовках, которые раздают производители вакцин Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson, согласно требованиям FDA, также написано: «Это ваш выбор – прививаться или нет, и, если вы решите, что не хотите вакцинироваться, это не повлияет на получаемое вами медицинское обслуживание».

Местные законы разных штатов чаще всего также запрещают применять ответные меры против сотрудников за отказ прививаться. То есть организации, которые требуют обязательной вакцинации против COVID-19 в обход федерального закона, рискуют столкнуться с многомиллионными судебными исками – что, собственно, и происходит сейчас в Лос-Анджелесе. Работодатели имеют право поощрять вакцинацию разными информационно-образовательными мерами. Главное, чтобы эти меры не перешли из добровольных в принудительные.

Значит, это точно незаконно?

Как известно, опытные юристы при желании всегда найдут не два, а двадцать два варианта ответа, и все будут правильными.

На вопрос о том, могут ли власти штатов или работодатель требовать от своих сотрудников вакцинацию, CDC уклончиво отвечает: «решение находится в компетенции штата». Так, губернатор Флориды Рон ДеСантис уже заявил: «Совершенно неприемлемо, чтобы правительство или частные работодатели навязывали требование о предъявлении доказательств вакцинации просто для того, чтобы люди имели возможность жить нормальной жизнью». Он также подписал 2 апреля распоряжение о запрете использования «паспортов вакцинации» в штате. Приказ запрещает государственным органам выдавать такие документы, а предприятиям – требовать любые сертификаты такого рода. ДеСантис сказал, что действует из соображений свободы прав человека и конфиденциальности личных данных, утверждая, что внедрение таких документов «разделит общество на основе вакцинации».

Действительно, напоминают в CDC, «работодатель не может потребовать от сотрудника предоставить какую-либо медицинскую информацию в качестве доказательства его вакцинации». Но и тут тоже не все однозначно. Как мы уже писали, 16 декабря 2020 года Комиссия по равным возможностям трудоустройства (EEOC) подтвердила, что требование о вакцинации от COVID-19 само по себе не нарушает Закон об американцах с ограниченными возможностями (ADA; этот закон запрещает работодателям проводить некоторые виды медицинских осмотров). «Если вакцина требуется для защиты от заражения COVID-19, а работодатель при этом не запрашивает информацию о текущем состоянии здоровья человека, то, следовательно, это требование не является медицинским обследованием», – говорится в заявлении EEOC. То есть спрашивать, привились вы или нет, ваш работодатель может. А вот вопрос «Почему вы не прививаетесь?» уже незаконен, потому что может привести к раскрытию частных медицинских данных.

CDC предлагает применять к вакцинации против COVID-19 правила, разработанные Комиссией по равным возможностям трудоустройства (EEOC) по обязательной вакцинации против гриппа H1N1. Согласно им, люди имеют право отказаться от обязательной вакцинации на основании потенциальных рисков, связанных с состоянием здоровья, или из религиозных убеждений, запрещающих вакцинацию.

CDC подробно разъясняет оба пункта. Например, по медицинским показаниям могут быть освобождены люди, которые «могут подвергаться риску побочной реакции из-за аллергии на один из компонентов вакцины или состояния здоровья». Учитывая, что на данный момент специалисты CDC говорят, что серьезные противопоказания к вакцинам против COVID-19 есть только у людей с повышенной чувствительностью на компоненты полиэтиленгликоль или полисорбат, то получить медотвод от прививки довольно сложно. Прочие виды аллергий (на продукты питания, животных, домашнюю пыль, цветение, пчелиные укусы, латекс), различные аутоиммунные состояния и хронические заболевания, с точки зрения CDC, не являются противопоказанием для прививки и не вызывают опасений – наоборот, люди с таким слабым здоровьем находятся в группе риска и им рекомендуется прививаться одними из первых. Вариант «отказ по религиозным убеждениям» тоже довольно сомнителен, поскольку представители основных религий вакцинацию поддерживают и одобряют. Однако как только работодатель получает уведомление о том, что искренние религиозные убеждения, практика или соблюдение канонов сотрудника не позволяют ему прививаться, он должен предоставить разумные условия труда, если только это не создает неоправданные трудности. Как и в случае с вакцинацией против гриппа, CDC рекомендует работодателям «просто поощрять сотрудников прививаться, а не требовать от них это делать».

Но при этом сотрудникам могут просто не оставить свободы выбора. Так, работодатель имеет право потребовать сделать прививку в рамках правил охраны труда и техники безопасности.

– Это уже, что называется, «серая зона», – разъясняет адвокат Стив Миллер. – Например, работодатель должен доказать, что непривитый сотрудник представляет прямую угрозу для жизни и здоровья остальных работников. А согласно требованиям Комиссии по равным возможностям трудоустройства, в таком случае работодатель может запретить работнику физический доступ на рабочее место. Это, конечно, не означает, что работодатель может сразу «автоматически» уволить работника, тем более если у него есть медицинские или религиозные основания для отказа.

По закону, такому сотруднику нужно предложить другие варианты для работы, например, удаленно. Но в Законе об американцах с ограниченными возможностями (ADA) есть исключения, благодаря которым работодатель не обязан искать другие рабочие варианты для таких сотрудников. Например, если у предприятия нет денег или работать удаленно невозможно по определению. Допустим, ухаживать за пожилыми на виртуальном расстоянии нереально.

– Работодатели сейчас оказались в очень непростой ситуации. Если сотрудник привьется и получит очень серьезную побочную реакцию, которая приведет к потенциальным проблемам со здоровьем, это чревато судебными исками, – говорит Стив Миллер. – А если работодатель потребовал от сотрудника вакцинироваться, то пострадавший может подать иск на получение компенсации в том числе и на работе. Кроме того, если работодатель пытается предложить различные стимулы для привившихся сотрудников, он потенциально рискует получить иск от тех, кто не может вакцинироваться по состоянию здоровья. Потому что это имеет дискриминационный оттенок, даже если работодатель этого вовсе не имел в виду.

Все эти рекомендации неоднозначны и оставляют, по словам юристов, возможность для нюансов и интерпретаций. Сейчас большинство работодателей заняли выжидательную позицию, однако уже есть случаи увольнения сотрудников из-за отказа вакцинироваться. Так, в феврале этого года была уволена Бонни Джейкобсон, которая работала официанткой в одном из ресторанов в Нью-Йорке. Джейкобсон планировала забеременеть, и так как прививки от COVID беременным не рекомендованы, решила не прививаться. «Я полностью поддерживаю вакцинацию, – заявила она прессе. – Но попросила время, чтобы изучить возможное влияние вакцины на мой организм. И после этого получила электронное письмо, в котором говорилось: «Мы уважаем ваше решение, но сейчас вы уволены».

Такие случаи не редкость, иски поданы в разных штатах, и все – работодатели, работники и юристы – ждут, пока будет создан прецедент и установлено, что разрешено, а что нет.

Свой анализ иска лос-анджелесских учителей Иланит Фишлер и Фишер Филлипс приводят на сайте JDSupra. Адвокаты считают, что суды, возможно, будут рассматривать по-разному иски работников частных предприятий и сотрудников организаций, входящих в состав профсоюзов. В первом случае речь идет о найме по желанию (employment at will), когда работодатель договаривается об условиях труда лично с каждым работником. Во втором – ситуация может быть сложнее из-за системы коллективных договоров.

– Иск педагогов из Лос-Анджелеса – это очень важный прецедент для всех преподавателей в Америке и, вероятно, для всех нас, – заявил учитель из Нью-Йорка и основатель организации NY Teachers for Choice Майкл Кейн.

NY Teachers for Choice – это организация, в которую входят как учителя, так и родители учеников, выступающие против принудительных медицинских предписаний, таких как вакцинация от COVID-19. Под петицией, созданной этой группой, подписалось уже больше 21 тысячи человек, требуя отмены обязательной вакцинации для педагогов.

Снова в офис

Эксперты по трудоустройству подтверждают, что требование обязательной вакцинации маловероятно, если люди не работают в условиях повышенного риска, таких как, например, дома престарелых.

Такие крупные работодатели, как AT&T, Instacart, Target, Trader Joe’s, Chobani, Petco, Darden Restaurants, McDonald’s и Dollar General, входят в растущий список компаний, предоставляющих работникам различные стимулы – свободное время и премиальные выплаты – для вакцинации против COVID-19. Согласно опросу почти 500 работодателей, проведенному консалтинговой фирмой Willis Towers Watson, большинство уже заявили, что они будут поощрять, а не требовать от своих сотрудников проходить вакцинацию. Только 10% работодателей хотят, чтобы вакцинация была обязательной.

Компания Bloomberg, чтобы ускорить возвращение на рабочие места, заключила договор с крупной больничной системой NYU Langone Health на предоставление вакцин для своих сотрудников. Правда, пока право на вакцину имеют только те, кто работают в Bloomberg, но не члены их семей. В служебной записке, опубликованной Business Insider, Майкл Блумберг заявил, что ожидает, что сотрудники вернутся в офис, как только им сделают прививку от коронавируса.

Согласно отчету кадровой компании LaSalle Network, к осени этого года сотрудники большинства крупных финансовых компаний вернутся в офисы. Это подтверждает и Google, одна из первых крупных американских компаний, отправивших сотрудников домой в прошлом году из-за начала пандемии. Ее руководство уже сообщило, что планирует вернуть всех работников в офисы к 1 сентября.

Однако по данным исследования Pew Research Center, 54% из опрошенных 5858 работающих из дома американцев заявили, что хотели бы продолжать трудиться удаленно независимо от того, привиты они или нет. Люди опасаются возможного риска во время поездок на работу, ограниченного пространства в офисах, потенциальных конфликтов между руководством и персоналом, а также сложностей повторной акклиматизации в новых условиях на прежнем рабочем месте.

Мы заботимся о вас. Принудительно

История принудительной вакцинации началась даже не вчера. Мало кто знает, что, имея имидж «самой свободной страны в мире», Америка на деле является весьма строгой и консервативной в том, что касается охраны общественного здоровья.

После того, как в 1796 году английский врач Эдвард Дженнер широко продемонстрировал, что прививка коровьей оспой защищает от последующего заражения, началась эра вакцинации. Разработка и рост использования противооспенной прививки в начале 1800-х годов послужили толчком к установлению требований к вакцинации, особенно для детей. Появилось множество государственных органов и нормативных актов, контролирующих производство и тестирование вакцин. В различных судебных решениях рассматривалась законность предписаний о вакцинации и предпринималась попытка разрешить конфликт между индивидуальными правами и защитой здоровья населения.

В 1792 году Содружество Вирджиния приняло закон об объединении ранее принятых законов, регулирующих вакцинацию против оспы, в один. Новый закон предусматривал наказание в размере 1500 долларов или шести месяцев тюремного заключения за умышленное распространение оспы. В 1802 году Массачусетс стал первым штатом, поощряющим вакцинацию против оспы. В 1813 году было создано Агентство США по вакцинам, а президент Джеймс Мэдисон подписал «Акт о поощрении вакцинации». Интересно, что почта обязана была перевозить посылки бесплатно, если они содержали материал вакцины против оспы – именно так Конгресс пытался сделать эту прививку доступной для любого гражданина страны. В 1855 году власти Массачусетса первыми в стране приняли закон о вакцинации школьников. В 1905 году Верховный суд США в деле «Джейкобсон против Массачусетса» подтвердил конституционность программ обязательной вакцинации против оспы для сохранения здоровья населения.

К 20-м годам прошлого века во многих школах США требовалась вакцинация от оспы, чтобы детей могли допустить к занятиям. Однако некоторые студенты и их семьи обратились за помощью в суд, чтобы избежать этого требования. Одно из таких дел рассматривалось в 1922 году Верховным судом США, когда Розалин Зухт, ученицу из Сан-Антонио, штат Техас, исключили из государственной школы за непредставление доказательств вакцинации. В жалобе утверждалось, что городские правила, требующие вакцинации для посещения государственной школы, нарушили положения о надлежащей правовой процедуре и равной защите Четырнадцатой поправки. Суд отклонил иск, сославшись на предыдущие дела, в которых было установлено, что постановление города является местным законом и находится в пределах его полномочий по обеспечению обязательной вакцинации.

Законы о вакцинации в школах сыграли ключевую роль в распространении прививок. К началу двадцатого века почти половина штатов требовали прививать детей перед тем, как пускать их в школы. В 60-х годах именно благодаря этим требованиям получилось обуздать эпидемию кори: в тех штатах, где существовали такие законы, заболеваемость была на 40-51 процент ниже. Вспышки кори в 1976-77 годах на Аляске и в Лос-Анджелесе вновь вынудили обратить внимание на эти требования. Непривитых детей просто исключали из школ. В обзоре CDC «Обязательная вакцинация: императив общественного здравоохранения и права личности» говорится: «Большинство из исключенных детей привились и вернулись в школу через несколько дней, а количество заболевших корью резко снизилось. Этот опыт продемонстрировал, что обязательная вакцинация может быть и принудительной, и эффективной – поскольку для заболеваний, которые можно предупредить с помощью прививок, требуется обязательная вакцинация».

К 1980–1981 учебному году во всех 50 штатах были приняты законы, регулирующие вакцинацию учащихся. В каких-то штатах они охватывали только школьников, в каких-то регулировали также здоровье малышей из детских садов, в некоторых предъявляли особые требования по прививкам для поступления в колледж. К 1981 году 95% школьников по всей стране были привиты вакциной DTaP (дифтерия, столбняк, коклюш), получили прививки от полиомиелита и кори. C 1984 года CDC рекомендует ежегодно прививать медработников от гриппа. В 2005 году Общество эпидемиологии (SHEA) опубликовало документ, в котором говорилось, что «все медицинские работники должны получать вакцину против гриппа ежегодно, если у них нет противопоказаний к вакцинации». Пять лет спустя SHEA рекомендовало сделать ежегодную вакцинацию против гриппа условием приема на работу медицинских работников. Другие профессиональные медицинские сообщества впоследствии поддержали эту рекомендацию: «Сделайте прививку или увольняйтесь». Некоторые штаты также сделали вакцинацию от гриппа обязательным условием для приема детей в школы.

Вполне возможно, что и с вакцинацией от коронавируса власти в итоге пойдут по тому же пути. Во всяком случае, Ратгерский университет в Нью-Джерси уже заявил, что все студенты, которые хотят очно посещать занятия в следующем учебном году, должны привиться. Его примеру последовал и Корнеллский университет. Как говорится в заявлении его президента, вуз намеревается потребовать вакцинации студентов, которые вернутся в кампусы Итаки, Женевы и Корнеллского технологического института осенью.

Не исключено, что когда производители вакцин закончат испытания на детях до 16 лет и получат разрешение на экстренное применение от FDA (а сомневаться в этом при такой масштабной поддержке государственных чиновников от здравоохранения не приходится), прививка против COVID-19 добавится в список обязательных и для школьников. И в таком случае, в отличие от взрослых людей, которые могут постараться решить свои проблемы с работодателями, свободы выбора родителям детей не предоставят. Ведь судебные разбирательства, как известно, могут тянуться годами. У детей этого времени нет.

.




The article from the source

Tags

Related Articles

Back to top button
Close